00:45 

РИ: Волки-3; 22-23 апреля; Второе поколение хорьковых №31, Коу.

Vimorte
Я почти ничего не помню. Многое прошло под действием успокоительного, а как только я отошел, все что я понял - это то, что я не в знакомой лаборатории. Что на мне не тестировали новый вид яда. Успокоительное действовало просто, и использовалось в случаях, если надо было без проишествий доставить объект на необходимую точку. Очевидно, на этот раз этим объектом оказался я.
Я пришел в себя у портала. Рядом может кто-то был, а может и нет. Но для них точно стало неожиданностью, что я пришел в себя так скоро. И ведь первое, что я сделал - это бежал. Бежал так быстро, как только мог. Незнакомая лаборатория. Все двери заперты. Я вписываюсь в одну из запертых дверей и опасливо смотрю на женщину в черном, что идет на меня чуть ли не тараном. Я никогда ее не видел. Здесь совсем другие запахи, и я понимаю, что я был доставлен на совершенно новое место. Здесь нет ничего похожего на то, откуда я прибыл.
За мной открывается дверь, я оглядываюсь на мгновение, вижу толпу и даю деру.
Мне страшно. Я бегу мимо женщины в черном, но не успеваю среагировать, как она хватает меня за горло и роняет на лопатки с громким "ЛЕЖАТЬ". В ответ ей раздается шипение. Я дергаюсь, пытаюсь вырваться, но мне не дают. - "Кто ты такой!?"
В ответ снова шипение. Вокруг людей становится больше, я вырываюсь и пытаюсь провалиться под землю, зажаться в угол. В голове один лишь панический вопль с тем, что меня сейчас просто съедят. Порвут на кусочки, выпотрошат и съедят!
Дело дошло до истерики, и я не помню уже как оказался в кабинете той девушки в черном. Кажется, она решила, что я могу не уметь говорить. Она задавала вопросы, я мотал головой или кивал. Она была довольна тем, что я хотя бы понимаю ее речь. Мне кажется она довольно спокойной и не несущей угрозы. Я некоторое время сижу, боясь лишний раз дернуться. Начинаю привыкать и потихоньку успокаиваться, пока в комнату не врывается пахнущий опасностью. Я отлетаю в дальний угол, шипя на него. Женщина останавливает его и разбирается, почему он ворвался, и что ему от меня надо. Выясняется, что я убежал от него. Но мой страх быстро перебрасывает в агрессию, когда он называет меня крысой.
Они еще долго находятся рядом, и вскоре прекращают обращать на меня внимание. А я перестаю обращать внимание на них и начинаю осматриваться, пока женщина занята ими. Я нахожу шкаф, где лежат какие-то странные вещи. Вынимаю ящик, и начинаю копаться в странных игрушках? А игрушки ли... Одну погрыз. Она оказалась неприятной и не вкусной. Отбросил ее в сторону, и достал те, что помягче. Надавил лапой, оно издало тихий писк. Досал другие похожие, и стал давить на них лапами. Отобрал из них две самые громкие и сидел, развлекался с ними, краем глаза наблюдая, как скоро у них закончится выдержка. Выдержка... Не кончилась. И мне в конце концов стало скучно.
Потом меня направили в лабораторию. Я понимаю, что тут хоть и все по другому, но, все же, это тоже лаборатория. Знакомая мне местность. Но доверия к людям нет. И я стараюсь спрятаться. Тем более, что когда я вошел в лабораторию... Я увидел того человека, который отравил моих собратьев. На собратьев самих мне было все равно. Я всегда волновался только о своей шкуре. И он явно был удивлен, увидев меня здесь. Я тоже удивился, но быстро справился с этим. Просто с его рук все лучше брать трижды перепроверяя. Хотя, даже если и съем что, эффект все равно будет в два раза слабее... Но все равно рисковать не стоит. Ибо его угощения могут легко оказаться не по зубам даже мне. И потому к нему я отношусь настороженно больше, чем к Хофману - ученому, под покровительсво которого меня отправили. Они вдвоем пытаются заставить меня сесть на стул, но я все время сползаю, и пытаюсь уползти подальше. Хофман не знает, как со мной совладать, но тут быстро включается этот лаборант...
Угощение с его рук - штука весьма подозрительная. Но я думаю, что врядли он станет травить меня на глазах у Хофмана. Учитывая, что раз я здесь, то все же я зачем-то еще нужен. Он достает с кармана печенье-рыбку (интересно, зачем оно ему? Они тоже с волками как с нами?) и показывает ее мне, начиная со мной сюсюкаться. Мол, подойди, сядь и т.д.
Мне это нравится. Значит, здесь со мной будут обращаться похожим образом. Ведь и госпожа Тир подействовала таким же методом, дав мне угощения при опросе. Я не хотел разговаривать до последнего. Мало ли что из этого может выйти. Ее угощения мне понравились больше, чем печенье-рыбки. И я тайно хотел вернуться к ней.
Первую рыбку я принял с рук лаборанта, повертел в лапах, понюхал, аккуратно прикусил на зуб, да бросил рядом. Не рискну пока это есть.
Хофман отмечает мое интересное поведение и остается рядом, чтобы руководить руководством лаборанта надо мной. Почувствовав себя наконец в безопасности, я больше не могу усидеть на месте. Сперва мне не дают встать со стула, и снова дают угощение, чтоб я сидел на месте. Я послушно сижу. Но не долго. И больше остановить они меня не пытаются, позволяя ходить и осматриваться. Я беру в лапы какие-то ножницы, начинаю их осматривать. Ко мне подбегают, снова сюсюкаясь, с простым: "Ой, нет, нет, нет! Держи рыбку, только положи это на место!" Кладу на место, беру рыбку. И думаю, чего бы еще такого сделать, чтобы получить печенья. Вроде бы так.
Я плохо помню.
Меня расспрашивали, и за каждый мой ответ мне давали угощение. Или, если я молчал долго на вопросы, сперва давали угощение, а я отвечал. Жаль, я не попытался забрать угощение и продолжить молчать. Может, дали бы угощений больше?
Но потом они изучают мое личное дело.
- А, он из хорьковых. С планеты HORK-31. Его номер 31, имя Коу. С концами к нам. - Флегматично заявляет Кофман.
А я в ужасе. С концами? Какого черта? Чем я так провинился? Мне страшно оставаться здесь насовсем. Страшно оставаться только в этих четырех стенах, с этим Лаборантом и Кофманом. Страшны запахи, которые исходят из-за двери. Пугают звуки и голоса.
Я забиваюсь в угол и больше от туда не вылезаю. Меня пытаются выманить игрушками, угощениями. В ответ одно шипение. Я больше не буду слушаться. Пусть либо убивают, либо возвращают домой. Но лучше бы домой. Я не хочу здесь оставаться!

И я уже не разбираю, кто и что вокруг и рядом. Какие-то голоса. "Отдайте ему это, пожалуйста! Ему понравится!", "А это еще что такое? Почему оно прячется?", "Коу, что случилось? Почему ты шипишь? Смотри, у меня есть игрушка. Она же тебе нравилась. А в мячик поиграть не хочешь?" На все один ответ - шипение. Оставьте меня в покое.
Я сидел так достаточно долго. И, кажется, рядом первой оказалась 224-ая. Я шипел и на нее, но она подкатила ко мне мяч. Я сидел так уже долго, и мне наскучило. Так что я решил, что принципы принципами, а поиграть немного можно... И я играю. Лаборант и Хофман с интересом фиксируют мой первый контакт с особью другого вида. Отношусь к этому равнодушно, самозабвенно катая мяч. Потом приходят какие-то люди и играть в мяч мы прекращаем. Мне наскучивает. И она подползает ближе. Я сперва не разрешаю, но наглости ей не занимать. Ближе, ближе.. Она аккуратно подкрадывается все ближе.
- Хочешь, я спою тебе?
Я с интересом смотрю на нее. Что значит петь? Мне любопытно, и вместо вопросов я соглашаюсь. И ловлю странное. Она говорит, но как-то растянуто. Красиво. Но по смыслу мне становится жутко.
- Тили-тили бом, кричит ночная птица. Кто-то ходит за окном, к тем кому не спится...
Меня в дрожь бросает. А она называет это колыбельной. Вернее, рассказывает, что сородичи ее называют это колыбельной. Я не знаю, что такое колыбельная, но песни у них жуткие. Мне они не нравятся. Правда, я сделал вид, что мне нравится.
Она улыбалась.

В один момент я гуляю по лаборатории, осматриваясь. Дверь раскрыта нараспашку. Хофман и Лаборант отвлечены на нового приведенного странного, выращенного как машину для убийства. Ему дважды давали в руки незаряжанный пистолет и он дважды показывал, как из него стрелять. Я счел, что рядом сним лучше произвести хорошее впечатление. Жить я хочу, потому когда у него отобрали игрушку, я забрал и отдал ее ему обратно. С такими существами лучше дружить, если жизнь дорога. А она мне еще хоть сколько-нибудь дорога... Но то было несколько позже. До этого я шатался по лаборатории, оценивая, каковы мои шансы сейчас выбежать из лаборатории, когда у стены стоит Хофман и присматривает и за лаборатном, и за мной.
Я решаю, что стоит попробовать. Даю деру - но что было дальше понять сложно. Меня хватают, прижимают к полу и не дают вырваться. Я не издал ни звука. Ни шипения, ничего. Молча терплю, как меня вжимают в пол и по нему же тащат от двери подальше. Дверь закрывается. Одно знаю - вокруг неожиданно много народу, ввиду того, что происходяшее привлекло внимание тех, кто находился за открытой дверью. Когда меня отпускают, народу уже поменьше, а я даю деру в свой прежний угол, где я и прятался до этого.

Я еще долго сидел в лаборатории. Игрался, вылезал, изучал, отвечал на вопросы за угощения... И снова ныкался в этот угол, сидя там подолгу.
И в какой-то момент в лаборатории собралось совсем много народу. Мне это не нравится. И я показываю это шипением на любое их неосторожное движение в мою сторону. Или взгляд... Они здесь не из-за меня. А из-за второго - сына бывшего директора базы. Я уже отдал ему его плюшевого брата, обменялся с ним симпатиями и сныкался обратно. Плюс к карме засчитан, в случае чего, я надеюсь, он мне не навредит. Гарантий никаких, но этот зверь кажется очень простым в своих отношениях. И я делаю ставку на это его качество, не слушая то, что шепчет лаборант - мол, мне с этого никакой выгоды нет. Ничего в азарте не смыслит. А я понимаю, что этот зверь слишком послушная машина. Если куолец скажет ему убить кого-то, он без колебаний убьет. Самого себя или самого Кофмана. От этого жутко.
- Да что вам нужно? Чего вы хотите? Хотите, я убью? Просто скажите, кого убить!
На меня тоже отвлекались, но Хофман уже устал объяснять всем обо мне, и просит просто не обращать на меня внимания. Не все слушаются. Ко мне подходит какая-то девушка, молоденького вида относительно остальных. И Хофман просит ее позаботиться немного обо мне. Попытаться разобраться со мной, потому что на него я, видете ли, реагирую агрессивно. Как и на лаборанта. Она с чего-то думает, что меня тут совсем обижают и мучают, и это сочувствие ее никак не прикрыто. Я улыбаюсь. Мне интересно с ней поиграть в эту игру. Но мне нравится, как она путается, и я отказываюсь от игры в жертву, принимая правила игры в короткие ответы. Какой паззл она из моих коротких фактов соберет?
- Тебя здесь обижают?
- Нет.
Она растеряна. Задает больше вопросов и я все больше ей рассказываю. Она поворачивается к ученым, пытается что-то спросить, но все так заняты вторым, что не обращают на нас уже никакого внимания. Ее вопрос остается проигнорированным. И сама она в тупике. Не знает, что делать, считая, что уже добилась всего, что было нужно. Она не понимает ни моего поведения, ни просьбы доктора. Ведь я контактный. Разговариваю, вполне хорошо. Меня здесь не обижают. Домой хочу, только и всего.
Только и всего.
Какие проблемы?

После небольшое время покоя. Рядом оказывается особь женского пола. Странная. С повязынным каким-то мусором на одном ухе, вся в каких-то веревочках. Мне нравятся ее странные эти-как-их-там, но сама она не нравится мне от слова совсем. Не на долго. Она протягивает мне игрушку и я ей безумно радуюсь.
В лаборатории все еще сидят ученые, но уже поменьше. Та девушка ушла. И я пробую определить границы позволенного, когда рядом сидит директор базы.
Сперва я просто гремлю этой новой погремушкой. Реакции от ученых ноль. Тогда я пробую несмело поколотить погремушкой по железной балке. Реакции ноль. И я понимаю, что мне ничего за это не будет, и начинаю играться с погремушкой в свое полное удовольствие, колотя ею по железным палкам так, как мне заблагорассудится.
К девчонке сразу проникся симпатией.

Дверь открывается, и от Кофмана звучит такой вопрос - а хочу ли я погулять. Из своего угла в ответ я выдаю только очередное шипение. Дверь остается открытой, но поняв, что никуда я не пойду, он приковывает меня к жестяным балкам мягкими оковами. Я остаюсь один в лаборатории, в которую забыли закрыть дверь. Мне страшно, и в ряде исключения, я решаю прикинуться мертвым. Ведь звери, что обитают тут, не тронут мертвое тело? Вылезаю на видное место, падаю, больше не двигаюсь и стараюсь почти не дышать. Так я лежу совсем не долго, потому что в лабораторию вваливается Лаборант и закрывает дверь. Видит мое тело, подходит и щупает пульс.
Чертыхаюсь про себя, но тайно надеюсь, что пульс он не нащупает. По тому, как он спокойно отходит и продолжает наблюдать я понимаю, что пульс он таки нащупал. Поднимаюсь, фыркаю и забиваюсь в свой угол.
Но потом в дверь скрипят. Я помню этот звук когтей. Он ни раз подходил уже к двери, и я уже знаю, что это 118-ый. Первое поколение. От него исходит самый сильный запах опасности. И я зашипел в ответ на скрежет.
Лаборант заинтересовался...
Он открывает дверь и впускает 118го внутрь, к моему величайшему ужасу. Я прикован. В случае чего мне не сбежать. Зажимаюсь в свой угол и пытаюсь хоть как-то отпугнуть его резкими движениями и шипением. Он не реагрует. Подходит, обнюхивает. Тычет в меня своими лапами аккуратно. Как играется. Мне это не нравится, я продолжаю шипеть, смертельно боясь того, что ему надоет со мной играться и он растерзает меня. Я ему на один зуб всего, но кого это волнует?
Но ему наскучивает и он уходит. Лаборант мне кажется немного разочарованным.
Враги.

Кофман подходит и предлагает мне снова пойти за пределы либораторной. Я охотно соглашаюсь, боясь оставаться без него, и верчусь вокруг него всю дорогу, чтобы меня не тронули. Он видит мое беспокойство и держит меня с собой рядом. Он держит меня за лапу, но я нахожу интересную дверь. Она слегка приоткрыта и мне интересно, что там внутри. Лапа выскальзывает из его рук, и я скрываюсь в карцере. Внутри кто-то находится, дверь захлопывается. Снаружи поднимается шум и я пугаюсь его. Существо, находящееся внутри - тот самый, с мишкой в руках. Он просит меня успокоиться, но я слишком напуган, чтобы отреагировать. Убегаю в самый конец, нахожу еще какую-то дверь, ныряю внутрь и прячусь.
Дверь в карцер выносит 118. Я слышу, как он ходит по коридору карцера и ищет. Ему приказали найти меня, дав команду, чтобы я не был сожран. Я стараюсь не дышать, надеясь, что меня не найдут и я смогу спокойно вылезти самостоятельно.
Пока 118 не останавливается под дверью, за которой спрятался я. Дверь открывается, и я встречаю его шипением. Пытаюсь заныкаться в угол поглубже, чтобы он не достал, но у меня не получается. Его когтистая лапа быстро достает меня от туда зашкирку и тащит за собой. Выносит за пределы карцера. Я вырываюсь и шиплю. Все стараются меня успокоить. Слишком шумно, слишком много всех вокруг.
118 ставит меня на лапы и крепко держит за загривок. Не отпускает. Ему приказывают меня отпустить, но отпускает он меня не сразу. А как отпускает, Хофман почти бегом следует за мной, отправляя меня в кабинет начальник базы. Тут нас мало. Только сам начальник, Хофман и я. Я забиваюсь под стол и стараюсь успокиться. здесь мало людей и мне это нравится. Здесь явно спокойнее. Они разговаривают о чем-то я не слушаю. И мое внимание быстро привлекает пакет на полу. Я подтягиваю его к себе и начинаю активно драть его лапами, рвать на части. Это весело, так что я забываюсь за этим занятием. Отвлекает от этого только то, что в комнату к нам входят близнецы. Вроде тоже волки, но до боли напоминают своим окрасом енотов. Я бросаю пакет и сижу тихо. Они как на зло садятся рядом. Им приказывают меня не трогать, они слушаются. Им приказывают забрать у меня пакет, они слушаются. Понимаю, что пока здесь Хофман и начальник, меня не тронут. Я забираю часть пакета и продолжаю с ним играться. Больше им приказов не поступает. Они пытаются со мной говорить. Говорят, что не обидят. Я тихо смеюсь про себя но, не отвечаю. Потом смелею. Поднимаюсь, вылезаю из-под стола и начинаю бродить по кабинету. Спотреть, брать что-то в лапы, играться. Енотов просят меня отвлечь, но у них не получается. В кабинет входят еще люди. Лаборант и рыжая смешная девушка, кричащая на всех "олухи". Фиксирует на какую-то штуку свои наблюдения. Обо мне, о всех окружающих ее олухах...
Лаборант же находит мне дело. Он привлекает мое внимание печеньем. Приказывает сесть - я сажусь. Приказывает лечь - я ложусь. Приказывает перевернуться - я переворачиваюсь. Приказывает встать - я встаю и получаю свое угощение. Рыжая девушка фиксирует и это.
Гаснет свет.
Я уидвлен, и пытаюсь посмотреть, что творится снаружи. Там ходят всякие, переговариваются, переругиваются. Что-то происходит, а нас держат здесь.
- Не ходи туда, Коу, там опасно! - Просит меня Хофман. Но я его не слушаю. Любопытство сильнее. Да и все равно меня не пропускают. Но вскоре что-то происходит еще и все расходятся. Меня возвращают в лабораторию. Там скучно, и я думаю, как выбраться, чтобы мне дали выйти. Прошу воды. Выхожу с ним к куллеру, и мне наливают. Я пью, осматриваюсь. Всем вокруг на меня уже все равно. Мне любопытно, что находится в других комнатах. Но меня возвращают обратно в лабораторию.
Там Хофман и Лаборант сидят, пишут что-то. Я сижу рядом, смотрю.
- О, ты умеешь читать?
Я киваю. Но вверх тармашками читать не удобно. Сидеть так скучно. Начинаю рвать какие-то бумаги, только после увидев, что это было мое личное дело. Рвать мне его не дали - чтобы я прекратил, дали мне печенья. Я продолжил сидеть, пытаясь прочесть. Не удавалось. Поднялся, забрался на стул, которым они подпирали дверь, чтобы писать на нем спокойно - ибо я активно скребся дверь и пытался выбраться, наступаю на стул, прохожусь по нему и спрыгиваю рядом, прямо под руку лаборанта. Смотрю как дергается конец ручки с того, как Лаборант пишет ею. Веселая штука, и я пытаюсь ее поймать, кусая. Кусь, колпачок остается у меня в зубах. Роняю его на пол и начинаю активно его катать. Он закатился прямо под Лаборанта, пытаюсь его достать. А достав, начинаю катать по лаборатории, стараясь заныкать в самый труднодоступный угол.
Наскучивает, и я думаю, чем заняться еще. Нахожу своего друга - плюшевую игрушку, которую мне влапили на первом моем поподании в эту лабораторию. Играюсь с ним, но и это наскучивает. Валюсь на пол и начинаю его подкидывать. Выше, еще выше. Скучно. Да и лапы устали. Кладу ее себе на глаза и прикидываюсь мертвым. Реакции ноль. Я продолжаю лежать, пока они не забеспокоятся. Но нет.
В кабинет вваливаются какие-то люди, я прячусь в свой угол. Дверь закрывается, люди сидят и разговаривают на какие-то важные темы. Я вылезаю из угла, и обратившие на меня ученые попросили какого-то мальчишку моего возраста меня отвлечь. Он взял мяч, и стал играть со мной. В мяч я играть не хочу, но невольно все равно на него отвлекаюсь. Кидаю его в ответ небрежно, он постоянно улетает, и мальчишка с проклятиями тянется за ним.

[Продолжение следует...]

URL
   

Ad mortem festinamus.

главная