Vimorte
Он шел по просторному темному коридору, одной рукой водя вдоль шероховатой стены, покрытой трещинами и царапинами. Пальцы нащупывали объемные линии слоев краски, очерчивающие контуры надписей или некоторых рисунков. Тьма перед ним была непроглядная, но он продолжал шагать, видя путь только под своими ногами - старый, из жалобно поскрипывающих под ногами мозаик паркета. Казалось, если идти вперед и смотреть только под ноги, у него останется незамкнутая однотипная дорожка из деревяшек, складывающихся в стрелки, что указывают вперед. Шаг вправо, шаг влево - и дорожка повернет тебя в обратную сторону. И почему-то сделать этот неосторожный шаг ему очень страшно.
Он оглянулся через плечо, заглядывая назад и удивился. Позади него - свет. Щедро освещенный коридор, как в больничном коридоре. На стенах нет рисунков, нет трещинок и даже привычной грязи и пыли. Это были ослепительно белоснежные стены. Они словно двигались за парнем следом. Медленно, всегда оставаясь рядом. И это пугало. Он отвернулся, чтобы не смотреть, уткнувшись в слепую тьму, и зашагал дальше быстрее. Паркет скрипел, пальцами нащупывались новые фразы - он не успевал их прочесть руками. Нащупывались новые контуры рисунков - он не успевал исследовать и их. Он все время ускорял шаг. Было страшно. Казалось то, что находится за спиной настигало его. Дышало ему в спину и пыталось поймать своими тонкими холодными лапами, вырвать из спасительной тьмы и любимого уюта. Знакомых стен и предательски скрипящего во тьме паркета. Рывок и...

Он рванулся вперед, отлипая мешком от пола, принимая сидячее положение. Он тяжело дышит, медленно осматривая комнату, чтобы убедиться, что это уже не сон и успокоиться.