Vimorte
5 января, вечером, я читаю такое сообщение: " хэй, а что ты делаешь завтра ночью?))))". И я понимаю, что в -30 (около того, да), я к 10 вечера поеду на кабинетку по дрим-ролям. Ожидания, честно, были на уровне "побухать в дурацком". Потому что подготовки к игре никакой, и сыгровка вышла совершенно спонтанная. Однако, действительность превзошла всевозможные ожидания. Вышел очень маленький сюжетец, который, на мой взгляд, можно было бы развивать до полноценной игры - но незачем.
Очень приятная игра на одну ночь, оставившая после себя чувство полного удовлетворения.
На столько, что по ней нельзя не написать отчет.
P.s.: Никто так и не побухал.

Событийно мы играли в 4 комнату на следующую ночь после СД. Волк давно мертв, Слейпой и Черный в клетке, а я Сфинкс.
Действующие роли: Сфинкс, Табаки, Македонский, Лорд, Рыжий, Мертвец, Рыжая.
Не действующие роли: спят\где-то проебались и тд. Вроде есть, а вроде как и не задействованы никаким боком.



Табаки влетает в Четвертую, громко объявляя, что у нас гости. Следом за ним входит Мертвец, чему я немного удивляюсь. И мне это не нравится. Но потом звучит оглашение того, что это не все гости, кто к нам собрался. Еще двое находятся в коридоре, и я уже догадываюсь, кто. Прикрываю глаза, чешу пяткой щиколотку, и думаю - стоит ли выйти к ним? Эти двое меня радуют гораздо больше, чем одноцветные состайник и Мертвец. Оба синие. Хотя, у Мертвеца под новогодним колпаком, что находится под капюшоном и не видно. Но радости от этого не больше.
В итоге, оцениваю взглядом комнату, и думаю, что выйти к ним все же идея не плохая. Хотя бы проверить, правильны ли мои догадки. И они оказываются верны, когда я выхожу, и вижу приветственный оскал крысиного вожака. Я подхожу, он расскланивается в возвышенных речах. Прошу его не паясничать, и после замолкаю, потому что у рыжих пошли свои темы для разговора. И в сам разговор я вклиниваюсь не сразу пока курю с рук Рыжего. И вклиниваюсь я не на долго, вскоре все же вернувшись в четверку, оставив их разговаривать дальше.

Когда я возвращаюсь в четверку, я вижу Лорда, играющего в карты с Мертвецом. Македонского, ставящего кальян на столик у кровати. И слышу Табаки, рассказывающего о том, что к этой гадости (картам) он никогда больше не притронется.
Падаю рядом с Лордом, слушаю Табаки с улыбкой. Я чую, что карты в руки он возьмет уже сегодня. Кидаю пару комментариев по этому поводу, и Табаки пускается утверждать еще настойчивее, что гадость он эту в руки не возьмет ни за что. Еще и пустился в подробности о том, почему он их не возьмет. Во всех красках описал, как у него покраснеют и будут чесаться руки. Пока он рассказывал, я слабо толкнул коленом Лорда по ноге. - Поделись. - И он протягивает мне ко рту кальянную трубку. Я курю, Табаки уже щебечет на другую тему.
К нам с шумным приветствием входят Рыжая и Рыжий. С их приходом стало гораздо оживленнее.

Но вскоре меня не одного заставили напрячься события. Я смотрел неотрывно. Постоянно наблюдал за двумя. За теми, что все больше разгораются изнутри. Лорд - едва не дышит огнем. И я решаю, что это не хорошо. Начинаю отпускать предупреждения, что бы они не спалили нам тут все. И со временем я привыкаю к ним.

Я возвращаюсь в четверку и вижу на столе разложенные записки. Они подписаны. Я пробегаюсь поверхностным взглядом и вылавливаю свою. Сажусь между Лордом и Табаки и прошу Табаки открыть мою. Не читая. Он открывает, и читает ее. Я окликаю, он говорит, что не читает - очевидно врет. Я раздражаюсь. Читаю содержимое и прошу его сжечь.
"Я снова начал творить чудеса."
Он сжигает. И я беру с него слово, что он даст теперь прочесть мне свою. Он увиливает от ответа, и удачно. Но я все равно умудряюсь заставить его показать мне свою.
Он показывает.
Потом мы находим записку Волку. Глаз уже нервно дергается.
От Слепого.
"Теперь вожак ты.
Слепой."
Я решил для себя, что это полнейший бред. И эта бумажка тоже горит в огне свечи.


Я пересаживаюсь на другую постель, и наблюдаю за Македонским в почти пустой комнате. На полу у кровати сидит Мертвец. И снова курит. Я прошу у него поделиться, он делится, чуть не зарядив мне в нос. Тяжело вздыхаю, затягиваясь Кальяном.
Македонский сидит совсем в углу. Я смотрю на него пристально, и окликаю, чтобы он не грыз сам себя. И понимаю, что если оставить его так, он снова начнет. На его руки стращно смотреть. И я перевожу взгляд - смотрю на черное перо, истерзанное в ничто, лежащее на полу, и прошу Македонского подмести. Все же, лучше его чем-нибудь занять. Он послушно подметает.

Мы курим. И Рыжий просит меня отойти с ним. Мы отходим вместе достаточно далеко, чтобы не быть услышанными другими ребятами.
Он достал очередную сигарету и вставил мне в зубы.
- Тебе не кажется это настораживающим? - Я прикуриваю от его зажигалки, раскуриваю сигарету. Когда я делаю пару затяжек, он забирает ее у меня, давая мне возможность ответить.
- Кажется. Но пока посмотрим, что будет.
Разговор закрыт, и он переходит на другую тему. Как бы между прочим спрашивая о том, что же выпало мне в записке. Я пытаюсь отвертеться от этого, но в итоге цитирую. Он поправляет очки, и я спрашиваю содержание его записки уже на ходу - когда мы шагаем назад. В ответ слышу что-то на подобии "Лорд - угрожает тебе." (Не мне, Рыжему.)
Я анализирую, и осознаю, какой чушью обеспокоен Рыжий. Чтобы успокоить, я рассказываю ему шутку. Шутку, которую он оценит:
- Еще была записка Волку. - Зеленые стекла очков направлены на меня. Я не вижу своего отражения, смотря на его лицо в целом. - "Теперь ты вожак. Слепой." - Вновь цитирую я.

Мы возвращаемся, ловим взглядом Лорда и Рыжую. Они лежат в обнимку на кровати и тихо разговаривают. Так, что можно услышать. Но я не слушаю. Рядом, на полу, сидит Мертвец. И я сажусь рядом, заранее ткнув его легонько коленом, чтобы он поделился кальяном. Он делится не сразу, но в конце концов уходит куда-то. Я держу трубку в зубах, и падаю рядом с Лордом и Рыжей, пытаясь уместить у себя трубку на груди-плече. Затягиваюсь раз, отпускаю трубку из зубов, и... Она соскальзывает. Я не могу ее поднять, потому окликаю Лорда. Он словно смотрит совсем не на меня. Глаза горят, на лице улыбка. В его объятиях пожар и теплый смех.
- Лорд, дай мне в зубы.
- Тебе с правой или левой?
- Мне кальян. - И они берутся соревноваться с тем, кто из них мне поможет. Лорд хватает трубку, подносит ее ко мне, Рыжая выхватывает, и подносит снова. Я все это наблюдаю и опасаюсь, как бы мне не выкололи глаз, и уже думаю позвать Македонского, когда Лорд таки уступает, и Рыжая впихивает мне трубку в зубы. Я курю, и дальше трубку берет Лорд, и мы не долго спокойно курим. Пока не поднимается тема...
- Ты поверишь, что я тебе поддался?
Понаблюдав их перепалку, я ухожу на кровать, и разваливаюсь на ней в одиночестве. В этот момент подваливает Рыжий. Мне его состояние не нравится, но я терплю. В какой-то момент я понимаю, что он словил приход - его состояние стало хуже. С этим сделать ничего нельзя, и я просто лежу рядом, не сводя с него взгляда. И надеюсь, что до моента, когда придется звать Македонского, чтобы блевануть Рыжего, не дойдет.
И не дошло.
Его отпускает скоро, и он потихоньку начинает приходить в себя, рассказывать.
- Мне Лорд всадил в горло нож.
- Но ножа из горла не торчит.
- Да, не торчит... И пульс есть.
Он все больше приходит в себя, начиная отличать иллюзию от реальности. То, что я недавно видел своими глазами дает мне понять, что уж кому-кому, а Рыжему, в особенности от Лорда, нечего бояться. Я пытаюсь донести до него эту мысль. И вроде бы доходит. Но я вижу, что его не отпускает. Значит, он должен пережить это самостоятельно и я больше его не трогаю.
Реальная угроза отступила, оставив лишь порезы и потрепанные нервы.

Когда я возвращаюсь на постель, на ней Лорд и Рыжая крепко держат Табаки. Табаки горит, а рядом с ними лежит Рыжий. Прикосновения Табаки обжигают его, и Рыжая с Лордом держат руки Табаки. Им всем вместе горячо. И трое возятся на постели, как костер. Я моргаю, чтобы избавиться от этого видения. Табаки зовет к себе, чтобы прикоснуться ко мне. Ему интересно - меня тоже обожжет?
Я ставлю колено на матрац и нагибаюсь к нему. Его рука мокрая и холодная прикасается к моей щеке. Я невольно прикрываю глаза, чувствуя что-то смутно знакомое. Что-то, что иногда мельтешит робко рядом. И с этим приятным чувством я отстраняюсь, делая для себя свои выводы с ситуации.
- Что ты почувствовал? Обожгло?
- Было мокро и холодно. - Холодно отвечаю я. И он заводится. Почему это мне одному мокро и холодно, когда другим горячо? Я молчу. Ведь сам на это ответа не знаю. Только догадываюсь. И осознаю, что все-таки, не смотря на мою просьбу не поджечь тут все, они все-таки подожгли.
Друг друга и рядом оказавшихся. Вздыхаю.
Разговоры продолжаются, и Лорд кидает фразу про Красного дракона.
Македонского как ветром сдувает.
Я поднимаюсь за ним следом, и он дергается, когда замечает мое присутствие. Потом поднимает голову - явно ждет очередных "Македонский, кошки сторожат в нашей комнате то, чего здесь быть не должно. - Он ошибочно берется убирать совершенно не те вещи. - Давай ка я поиграю в кошку. Смотри внимательнее. - Я встаю позади того, что надо выбросить, рядом с Моной и Диланом."
Видно, я с натянутых нервов уделял слишком много ему внимания сегодня, это зря... Прохожусь мимо него и падаю рядом.
- Почему ты сидишь во тьме?
- Это не тьма... Бывает и темнее. Здесь для меня светло.
Еще какое-то время я еще нахожусь с ним рядом.

Когда мы стоим в коридоре, к нам выходит воспитатель. Он зол, и я уверяю его, что мы обязательно будем потише - он угрожал нам достаточно серьезным наказанием. И от греха подальше я решил затолкать всех обратно в комнату. Это сложно и долго. Но в какой-то момент мне удается затолкать всех и запретить им выходить до утра.
Ребята предлагают во что-нибудь поиграть. Сперва звучит предложение карт. Потом что-то еще, пока все не сводится к "правда или действие" на бутылке. На кого покажет - тот и выбирает, что ему будут загадывать. Действие, или вопрос.
Выпадает моя очередь крутить - все тянут руки, я тяну ногу. Руки убираются, позволяя мне крутить самостоятельно. И я кручу.

- Лорд, правда или действие?
- Правда.
- Ты когда-нибудь сомневался в том, чтобы задушить меня? - Табаки отлетает в дальний угол комнаты, затаив дыхание. Я улыбаюсь.
- Нет.

В процессе нарисовываются хуи на щеках Табаки, и на щеке рыжего. Прямо на его розе. Македонский у нас мяукает 10 раз, Табаки умирает от умиления, а я пытаюсь отвертеться от вопроса, "кто светит ярче всего".

- Лорд, правда или действие?
- Правда.
- Опять правда? Ты только ее и выбираешь! Это не дело. - Ворчу я, елозя спиной по подушкам. Устроиться поудобнее очень тяжело.
Когда я задаю второй свой вопрос, в дальний угол отскакивают двое: Табаки и Рыжий.

Хуй появляется на щеке у меня, с другой щеки Македонский вытирает тряпкой кофейных и настойковых луж следы от попытки Табаки вне игры "правды или действие" нарисовать что-то на мне. Македонский у нас приседает 10 раз.

- Македонский, правда или действие? - Спрашивает Рыжий.
- Правда.
- Ты умеешь тушить?
- Да.
Меня передергивает на этом вопросе. Когда же игра продолжается, я встаю со своего места и подхожу к крысиному вожаку.
Пихаю его ногой и киваю головой в сторону.
- Пошли, выйдем. - Он поджимает губы, поднимается и выходит за мной.
Когда мы остаемся одни, я пытаюсь не выдать себя. Я раздражен, что он решился на такую глупость. И я не могу подпустить его к Македонскому. А раз в голове у него все еще каша, я начинаю объяснять:
- Незачем тушить. Я спрашивал Рыжую, она говорит, что это не тот огонь. И я убедился в этом сам. Ты присмотрись - по ним видно. И если уж тебе ждать угрозы, то уж точно не со стороны Лорда. Толк то ему тебе вредить? - Ему не хватало еще хорошей оплеухи, но это выдало бы мое состояние. Так что я даже не пытаюсь угрожать его щиколоткам. Возвращаемся в комнату мирно, рассаживаясь по местам. В процессе продолжения игры у Македонского и Рыжего завязывается действительно интересный разговор.

- Лорд. - Я почти улыбаюсь. - Снова правда?
- Да.
Я замолкаю, размышляя. И после драматичной паузы зажавшихся уже заранее в углу Рыжего и Табаки, я выдаю неожиданную даже для себя вещь: - Тебе нравится зефир?
Он явно растерян. Я тихо смеюсь.
Из угла слышен громкий выдох двоих.

На Табаки появляются хвостики от Македонского - по моему загаданному желанию с бутылки. Я мучаюсь на полу с тем, чтобы устроиться поудобнее, но самое большее, что у меня выходит - это вытянуться на полу животом вниз, и уткнуться носом в подушку. Так играть совершенно невозможно. И Рыжая предлагает поменяться местами. Мы меняемся. Она оказывается в объятиях Лорда.
А я падаю спиной к стене, вытянув спокойно ноги, на полу. Прошу Мака подкинуть мне подушек под спину, что он и делает. Я расслабляюсь.

- Лорд?
- Ладно. Давай уже действие. Но я физкультурой заниматься не буду.
Я снова задумываюсь. Рыжий и Табаки затаили дыхание, все еще не отделавшись от моих первых ему вопросов. Но я снова всех удивляю:
- Сыграем в ладушки?
- Ногами чтоли?
- Ага.
Я подползаю, прошу Мака снова подкинуть мне под спину подушки, и мы играем в ладушки. Он руками, я ногами. Потом я отползаю назад, зубами вернув подушки в прежнее положение у стены, и падаю на них.

За окном светает.